Логотип персонального сайта Н.И.Жарких
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
История / Статьи / Список князей из Любечского синодика / Текст списка / № 88 – 95

Список князей из Любечского синодика

Текст списка

№ 88 – 95

Николай Жарких

88. Князя Андрея Оболенского

Филарет: Андрей Константинович Оболенский, сын № 72, родоначальник кн. Долгоруковых и Щербатовых.

Р. Зотов: Андрей Константинович Ивановича Оболенский – упомянут в родословиях как родоначальник князей Долгоруковых, Щербатовых и Тростенських (ВОИДР, т. 10, с. 46 – 48, 155).

Л. Войтович: Андрей Константинович Оболенский унаследовал княжество в 1368 г. после своего отца.

Мои рассуждения: в отдельном очерке, здесь – коротко. Андрея Константиновича следует считать мифическим сыном Константина Оболенского, придуманным ради того, чтобы князья неизвестного происхождения – все эти Долгоруковы, Щербатовы и Тростенские – получили себе славных предков. Откуда Войтович взял, что Андрей княжил в Оболенске – мне неизвестно, думаю, это неудачная догадка автора.

Кроме того, в родословной книге 1610 г. [ВОИДР, 1851 г., т. 10, с. 47 – 49] есть еще такие (уже, наверное, исторические) Андреи Оболенские: Андрей Никитич Ноготок; Андрей Васильевич; Андрей Петрович Лапа; Андрей Михайлович Глупый; Андрей Михайлович Пенинский; Андрей Федорович Золотой; Андрей Дмитриевич; Андрей Васильевич Лыков.

Мало? К ним книга 1598 г. добавляет еще Андрея Михайловича Сухорукова, Андрея Федоровича Черного. Вот тут по крайней мере десять князей Андреев из рода Оболенских – каждый может выбрать того, кто ему подходит больше.

Вывод: этого князя нельзя отождествить (3).

89. Князя Симеона Трубецкого

Филарет: без комментариев.

Р. Зотов: Семен Михайлович Трубецкой, внук Дмитрия Ольгердовича (№ 86), Записанный в родословиях.

Л. Войтович: без комментариев.

Мои рассуждения: Семен Михайлович Трубецкой непосредственно в источниках не упоминается, только в родословии [например, ВОИДР, 1851 г., т. 10, с. 82]. В 1490 упоминается Иван Семенович Трубецкой [Wolff J. Kniazowie litewsko-ruscy od końca 14 w. – Warszawa: 1895 s. 541], Так что в существовании Семена Трубецкого нам сомневаться не приходится (другое дело – происхождение этого Семена!). Предположительно этот Семен жил в 3-й четверти 15 в.

Но мы не должны отбрасывать московского боярина Семена Ивановича Трубецкого [Wolff J., S. 543], который умер в 1533 г.

Вывод: этого князя нельзя отождествить (3).

90. Князя Давида Дмитриевич Городецкого
и княгиню его Марию

Филарет: без комментариев

Р. Зотов: видимо, это тот русский князь Давид (3 четв. 14 в. (?)), который был первым мужем Марии Ольгердовны [Барбашев А. И. Витовт до Грюнвальдской битвы, с. 20, прим. 8].

Л. Войтович:

«Князь Давид Дмитриевич держал Городецкое княжество (до 1388 – до 1399) и был женат с княгиней Марией Ольгердовной. Нет полной уверенности, о котором Городце (Туровском или Минском) идет речь. Скорее о первом. Не исключено также, что Давид был одним из сыновей Дмитрия-Любарта и имел удел с центром в Давид-Городке. У него были и какие-то владения в Северской земле, потому что он упоминается на первом месте в числе вассалов Дмитрия-Корибута в грамоте от 26.04.1388 г.. [Archivum książąt Lubartowiczów Sanguszków w Sławucie, t. 1, N 9, s.8-9)]»

Мои рассуждения: В «Витовтовой» летописи есть такая запись:

… Князь великий Ягайло повел его [Войдила] очень высоко и дал за него родную сестру, княгиню Марию, которая затем была за князем Давидом [Вит1Л – ПСРЛ, 180 г., т. 35, с. 85; за нею это известие повторяют все другие летописи «Витовтовой» группы].

Мы видим, что Зотов здесь заблудился в двух соснах и перепутал мужей Марии местами. Можно поверить, что именно этот Давид основал Давид-городок (Брестская обл. Белоруссии), так как его сын владел этим городком [Wolff J. Kniazowie litewsko-ruscy od końca 14 w. – Warszawa: 1895 s. 135]. Вполне вероятно, что именно этот Давид Дмитриевич записан первым в числе 27 вассалов Дмитрия-Корибута Ольгердовича в упомянутой грамоте 1388 г.

Имеем редкий случай документального подтверждения имени княгини.

Вывод: бесспорно, князь Давид Дмитриевич (1).

91. Князя Димитрия Болховского, княгиню его Анастасию
и сына их князя Василия

Филарет: Родословные книги (ВОИДР, т. 10, с. 244): у кн. Дмитрия 3 сына – кн. Семен был на службе в Сибири (1684 – 1686) [здесь Филарет ошибся в пересчете: в родословной книге стоит 7092, 7094 года, то есть 1584, 1586]; кн. Петр был на заставе в Черкизове под Москвой и там умер, кн. Иван. Кн. Василий, по мнению Ф., умер молодым.

Р. Зотов: В родословной книге (ВОИДР, 10, 244) упоминается князь Дмитрий Болховский, потомок Ивана Болха, которого различные родословные выводят от разных сыновей Михаила Святого.

Болоховские князья сер. 13 в., предположительно, были внуками и правнуками Игоря Святославича Северского.

Л. Войтович:

«Князья Болховские происходят от Ивана Болха, младшего сына Звенигородского князя Андриана Мстиславича, который держал свой удел в 1339 г. Среди его потомков имя Дмитрий встречается только в 1566 г. У этого князя Дмитрия Ивановича был старший брат Василий и двоюродный брат Василий Юрьевич. Внесение этих князей в Любецкий синодик не вероятно. Они были московскими служилыми дворянами, которые давно потеряли удельные владения и никак не были связанными с Черниговской землей. Так что остается предполагать, что Дмитрий – одно из имен первых болоховских [sic!] удельных князей, вероятнее Александра Ивановича, внука Ивана Андриановича, правившего на рубеже XIV-XV вв. и имевшего сына Василия.»

Мои рассуждения: В Введенском синодике [Лаврский альманах, 2007 г., Т. 18, с. 19] здесь стоит «Волконского», так что может быть просто описка.

Князь Дмитрий Иванович Болховский действительно упоминается в 1566 – 1584 годах (); там же записаны Дмитрий Андреевич и другой Дмитрий Иванович (оба – 1 пол. 17 в.).

Упоминания о болоховских князьях здесь только запутывают дело, ничего не объясняя. Имена этих князей неизвестны никому, кроме Войтовича, поэтому мы смело можем оставить их в покое.

Вывод: этот князь не может быть уверенно отождествлен; надо посмотреть на Волконских (3).

92. Князя Иоанна Мстислава, княгиню его Софию

Филарет: такого в его тексте нет.

Р. Зотов: Это Иван-Мстислав Торуский, убит в Куликовской битве (1380, ПСРЛ, 8, 39). Точно определить его род невозможно.

Л. Войтович:

«Р.Зотов считал князя Ивана-Мстислава, который погиб в Куликовской битве в 1380 г., сыном Оболенского князя Ивана Константиновича. В родословной князей Волконских этот князь записан как сын Ивана Юрьевича по прозвищу Толстая Голова. Иван Меньший Юрьевич Толстая Голова получил Волконское княжество. Его сын Федор, который погиб на Куликовском поле в 1380 г., назван в источниках князем тарусским, очевидно потому, что он был старшим из тарусских удельных князей, принимавших участие в этой битве. Иван-Мстислав был князем Спасским.»

Мои рассуждения: никакого Ивана Константиновича в Зотова нет, и другие «соображения» Войтовича – это сплошная белиберда, которую я просто процитировал дословно, чтобы каждый мог увидеть: таки белиберда.

С взглядом Зотова дело интереснее. В моей отдельной статье об участниках Куликовской битвы прослежено, что во всех летописях распространенной редакции повести стоит «Мстислав, брат князя Федора Торуского» (а сам он Торуским не назван); только в Воскресенской летописи [ПСРЛ, 1859 г., т. 8, с. 39] стоит Иван Мстислав. Интригующее указание на знакомство автора СКЛС с этой летописью!

Вывод: князь литературного происхождения, пожалуй, из Воскресенской летописи (3).

93. Князя Андрея Всеволодича, княгиню его Евпраксия

Филарет: такого в его тексте нет.

Р. Зотов: Видимо, это Андрей Шутиха Мезецкий, сын Всеволода Юрьевича Торуского, внук Юрия Михайловича Торуского, правнук Михаила Святого (Бархатная книга, 1, 201; ВОИДР, т. 10, с. 72, 243). Но для выравнивания поколений можно предположить между Андреем и Всеволодом существования князя Всеволода Всеволодовича.

Л. Войтович:

«Мезецький князь Андрей Всеволодович по прозвищу Шутиха в 1422 г. вместе с братом выступил на помощь Одоевскому княжеству против ордынцев.»

Мои рассуждения: Князей Андреев Всеволодовичей мы имеем более чем достаточно:

1, Андрей Всеволодович из Чернигова, муж княжны Ольги Васильковны [ИпатЛ, 6969 – 1261 г.; я знаю, что Ольга – не Евпраксия и что в этих именах нет ни одной общей буквы, но имею твердое убеждение, что все имена княгинь в СКЛС вымышленные];

2, Андрей Всеволодович неизвестного рода, упомянутый в летописях под 6931 (1423) годом: князь Витовт послал его защищать Одоев от татар [С3Л, С2Л, НикЛ, ВЛ]. Не надо путать это нападение с нападением 1422 г. (это отдельные эпизоды); также следует знать, что никакого брата князя Андрея в летописи нет, – это Войтович что-то придумал (т.е. придумал ими ошибся Ю. Вольф [Kniazowie, s. 8], а Войтович «научно» списал. Ну, когда где-то какая-то ерунда напечатана, то наши всегда именно ее и заимствуют, дело довольно известное).

3, Андрей Всеволодович Шутиха – литературно-мифический князь, внук или правнук такого же мифического князя Юрия Михайловича Торуського. Этот князь существует только в родословных книгах, исторические источники его не знают, так же как не знают и прозвища «Шутихи».

И это только такие Андреи Всеволодовичи, которых я на бегу собрал, не исключено, что и другие найдутся. Больше о князей Мезецких – в отдельном очерке.

Вывод: князя нельзя отождествить (3).

94. Князя Симеона Крошинского

Филарет: такого в его тексте нет.

Р. Зотов: Каспар Несецкий выводил князей Крошинских от неизвестного науке Вигунда Кейстутовича. Происхождение Крошинских не ясно.

Л. Войтович:

«Крошинское княжество выделилось из Новогрудского. Первым крошинским князем был, вероятно, Иван – сын новогрудского князя Войдата Кейстутовича (после 1362?). Потомство Крошинских, среди которых имя Семена не встречается, можно проследить от Ивана Романовича (1446-1450 гг.). В синодике монастыря св. Троицы в Вильне (первая пол. XV в.) записаны Роман, Петр, Флор и Суран Крошинские (504, c. 193). Наверное, что Роман был старшим сыном Ивана Войдатовича. Семен Крошинский мог быть его младшим братом, записанным в синодик ошибочно как Суран.»

Мои рассуждения: ссылка на Виленский синодик меня заинтересовала. Войтович в книге 2000 года, которую я процитировал, дает ссылку [Войтович Л. Удельные княжества Рюриковичей и Гедиминовичей в XII – XVI вв. – Львов, 1996, с. 193], но там о Крошинских ничего нет, ниже о Виленском синодике.

У Ю. Вольфа [Kniazowie, s. 186 – 193], откуда Войтович переписал предположение о начале рода, этим князьям посвящено немало внимания, и действительно Семена там нет.

Вывод: вымышленный князь (3).

95. Князя Иоанна Станиславича

Филарет: такого в его тексте нет.

Р. Зотов: видимо, из литовских князей.

Л. Войтович:

«Присутствие в Любечском синодике князя Ивана Станиславича, который во второй половине XIV в., наверное, держал какое-то княжество в Киевской земле или княжил в Путивле, подтверждает историчность киевского князя Станислава из династии путивльских Ольговичей. По легендарной части литовских летописей этот князь в 1321 г. был разбит на р. Ирпене и прогнан из Киева. Вслед за Ф.Шабульдо мы относим этот эпизод к 1324 г. Мы отождествляем князя Станислава с князем Терентием Ивановичем, соглашаясь с версией Р.Зотов».

Мои рассуждения: у Зотова, как мы уже видели, никакого Терентия не было. Так что Войтович зря подшивается под его «авторитет». Из фантазий самого Войтовича мне особенно нравятся выражения «наверное, держал» и «или княжил». С такими выражениями можно подтвердить только мифичность лица, но никак не его историчность. Миф о битве 1321 г. составлен в 1 пол. 16 в. [Русина А.В. Легенда о походе Гедимина на Русь в оценке В.Б.Антоновича и в более поздней историографии. – «Академия памяти профессора Владимира Антоновича», К., 1994 г., С. 93 – 99.]

Вывод: неизвестный князь, упомянутый только в СКЛС (4).

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2018 Н.И.Жарких

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 506

Модифицировано : 27.07.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.