Логотип персонального сайта Н.И.Жарких
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Смесь / Как же можно – без царя? / Приложения / Благонамеренный “Трубадур”

Как же можно – без царя?

Приложения

Благонамеренный “Трубадур”

Г. П. Когитов-Эргосумов

или

Проект усовершенствования
нашего оперного искусства

Несомненно, что все нынешние беды происходят от того, что мало в современных операх красоты и величия. Нынешние оперные композиторы не так о красоте и величии радеют, как об изображении свиных рыл, к тому же в прошедшем времени. Судите сами: Юрий Буцко написал оперу “Записки сумасшедшего” (по Гоголю), Александр Холминов – “Шинель” и “Коляску” (по Гоголю же), Родион Щедрин – “Мёртвые души” (обратно по Гоголю) – ну разве так можно? Подлинная красота и величие заключается в операх Верди, которые нехороши только убогостью и шаблонностью их сюжетов. Но если заменить сюжет, положенный этим операм от казны, на новый – красивый, величавый и современный – то им цены не будет. Замену сюжета осуществить тем легче, что поют у нас в театрах всё равно по-итальянски, следовательно, даже переделки либретто не потребуется.

Правда, такой образ действий смахивает на разоблачённый Михаилом Роммом (ох уж этот петушок! спрятал бы его в мешок!) приём из арсенала доктора Геббельса: помните, в “Обыкновенном фашизме” показывается отрывок глуповской кинохроники, где А.Довженко вручает премии города Глупова деятелям глуповской культуры. Фашисты, – комментирует Ромм, – использовали этот отрывок по-своему, озаглавив его: “Евреи-большевики делят сокровища России”. Так перевирать смысл произведения, пользуясь неспособностью обывателя самостоятельно вникнуть в содержание показываемых ему вещей, конечно, нехорошо, – но! это действительно нехорошо только в том случае, когда используется для клеветы на Россию, а когда то же самое действие используется в других целях, то уже не так нехорошо.

В видах дальнейшего расцвета нашего оперного искусства я предлагаю собственного сочинения новый сюжет для известной оперы Верди “Трубадур”.

Действие 1

Картина 1. Феррандо, секретарь парткома строительства некоторой ГЭС, проводит политинформацию. Он рассказывает строителям о героическом подвиге Павлика Морозова, который для общей пользы не побоялся донести на своего родного отца. Слушатели клянутся быть достойными Павлика Морозова.

Картина 2. Ночь. Обрыв берега, вдали – огни стройки. Леонора, комсомолка и крановщица, рассказывает своей подруге Инес о том, что самым счастливым временем в её жизни были дни, когда она заседала на прошлом съезде комсомола (адажио). Далее она надеется, что дни, когда она будет заседать на будущем съезде, будут ещё более счастливыми (аллегро).

Бригадир бетонщиков ди Луна пришёл на берег сказать Леоноре, что зря она на него не смотрит, – он со своей бригадой выполнил план прошлой недели на 122 %. Неожиданно он слышит серенаду своего соперника по социалистическому соревнованию Манрико, который поёт, что его бригада выполнила план на 125 %, но увы – прекрасную Леонору этим не прельстишь… Леонора, услышав про 122 %, улыбается ди Луне, но в этот момент появляется Манрико и кричит: “125 %! у меня 125 %!” Леонора обещает свою благосклонность тому из двух равно достойных, кто победит по итогам года. Бригадиры клянутся соревноваться честно (терцет) и устремляются по своим рабочим местам.

Действие 2

Картина 3. Собственно стройка. Бетонщики Манрико поют:

Каждый наш кубометр –

Удар по империализму… и так далее.

Диспетчер бетонного завода Азучена поёт в своей песне, что бетон надо укладывать хорошо, а то плохо уложенный бетон не только не будет ударом, но даже напротив.

Перерыв. Манрико спрашивает у матери, почему она именно такую песню спела. Азучена отвечает, что это не выдумка, а быль, которая случилась с его отцом и её мужем: он тоже был бетонщиком, как и все в их роду (это целая династия бетонщиков), но однажды оплошал с трамбовкой, был заподозрен в сочувствии мировому империализму и в результате прекратил своё существование на основании статьи 58, пунктов 4 и 7 (рассказ Азучены). Манрико повторяет только: “Какой ужас!”

Рассказ переходит в дуэт: Азучена уговаривает Манрико не идти по стопам вредителей, а Манрико обещает не идти.

Прибегает Руис и говорит, что Леонора, отчаявшись увидеть победу Манрико в годовом соревновании (хотя она и предлагала ди Луне стараться, но в душе своей уже сделала выбор в пользу Манрико), собралась уехать на строительство другой ГЭС, в 87 километрах выше по течению той же реки. Манрико и Азучена возмущаются:

Это не согласно

С долгом перед родиной,

Уставом комсомола

И видами России… и так далее.

Манрико отправляется на вокзал, чтобы там увидеть Леонору.

Картина 4. Дорога в болотистом дефиле: налево – к вокзалу, направо – на строительство ГЭС. Здесь ди Луна со своей бригадой собирается подстеречь Леонору. Ди Луна в своей арии спрашивает, отчего это в их жизни самые естественные стремления человека облекаются в такие причудливые формы, что и разобрать истинных их мотивов нельзя? Он любит Леонору, но не смеет этого выразить иначе, как в процентах выполнения плана…

Товарищи его устанавливают вдоль дорого плакаты и транспаранты, на которых отражены трудовые успехи бригады. Ди Луна говорит, что он заставит-таки Леонору обратить внимание на достигнутые ими показатели.

Подруги провожают Леонору и надеются, что на другой ГЭС она будет работать так же успешно, как и у них. Их окружают бетонщики ди Луны. Он говорит Леоноре, что нехорошо тайком удирать, отказываясь от своего слова, правда, ещё не конец года, но он надеется, что 135 % еженедельно…

– 142 % – кричит Манрико, догнавший Леонору, Все поражены. Ди Луна бормочет про себя: “Что-то здесь не ладно. Уж нет ли здесь приписки?”

Действие 3

Картина 5. Обратно стройка. Бетонщики ди Луны поют:

В летопись ударных строек

Впишем новую строку.

Поколение героев строит,

Лёжа на боку! и так далее.

Ди Луна нервничает от того, что темпы его снижаются и Манрико может его обойти. Феррандо, как парторг, сразу смотрит в корень и видит, что причиной здесь местническая позиция матери Манрико Азучены, которая, пользуясь своим служебным положением, усиленно снабжает бетоном бригаду своего сына, а другие от этого вынуждены загорать. Азучена оправдывается тем, что кому бы бетон ни достался, всё равно он пойдёт на строительство ГЭС, и что Манрико такой хороший бетонщик, что и без бетона сумеет выполнить план.

Картина 6. Манрико в своей арии рассказывает Леоноре, что хотя начальник стройуправления и отказался выделить для них двоих шестиместную палатку, сказав: “Жирно будет”, но он же твёрдо обещал ему, Манрико, что со временем будут построены многоэтажные дома и тогда они смогут получить отдельную комнату. Манрико и Леонора мечтают об этой будущей комнате (дуэттино).

Вбегает Руис и говорит, что на плотине произошла авария, угрожающая затоплением недостроенным залам ГЭС. Манрико собирает свою бригаду. Стретта его:

Мы ликвидируем эту аварию

И ещё лучше всё укрепим… и так далее.

Завершается тревожным кличем: “Авария! авария!”

Действие 4

Картина 7. Леонора грустит: что постыдного в том, что я люблю Манрико и хочу быть его женой? Растить детей, наслаждаться жизнью? Почему каждый наш шаг в жизни делается как бы через силу? (ария).

Манрико, забравшись в уединённое место, вещает оттуда: я изобрету способ укладки бетона, позволяющий не только повысить вдвое производительность труда, но и полностью избежать аварий… Члены его бригады в это время повторяют: “Мы несчастны”, так как без Манрико дело не спорится и выработка падает, а они сидят на гарантийке.

К Леоноре приходит ди Луна. Он говорит, что согласен признать совершившимся фактом брак её с Манрико, но при условии, что она узнает и сообщит ему, в чём состоит рационализация, придуманная Манрико. Леонора с радостью соглашается.

Картина 8. Азучена и Манрико мечтают о том, что за своё рацпредложение Манрико получит грамоту. Единственным к тому препятствием служит то, что он – сын вредителя.

Входит Леонора. Манрико проклинает её: “Ты похитила секрет моего новаторства и сообщила его злейшему сопернику моему ди Луне!” Леонора оправдывается тем, что ди Луна трудится на пользу того же дела, что и Манрико, и чем шире будет внедрена его идея, тем лучше. Приходит ди Луна, которому Феррандо поручил сообщить новость: оказывается, что Манрико – никакой не Манрико, а Павлик Морозов, которого враги хотели убить, но убили его брата, который ни на кого не доносил… Таким образом, нет никакой причины не получить ему грамоту.

Пока они разговаривали, строительство ГЭС завершилось, и она дала первый ток. Конец.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2018 Н.И.Жарких

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 726

Модифицировано : 10.08.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.