Логотип персонального сайта Н.И.Жарких
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Смесь / Опера Д.Д.Шостаковича… / 5. Проект благонамеренной трилогии / Шестьдесят лет великих побед / Часть 3. Последние победы

Опера Д.Д.Шостаковича
“Катерина Измайлова”

5. Проект благонамеренной трилогии

Шестьдесят лет великих побед

Часть 3. Последние победы

Г. П. Когитов-Эргосумов

“Известно, что мы прежде не только совсем никогда не конфузились, но, напротив того, с самою любезною откровенностью приступали ко всякого рода задачам […] Конфуз, проводя, в сущности, те же принципы, которые проводило и древнее нахальство, даёт им более мягкие формы, и при помощи внешней красивости совершенно заслоняет от глаз посторонних наблюдателей ничтожество и даже гнусность своего содержания”

М.Е.Салтыков “Сатиры в прозе” – “К читателю”

Действие 1. 1957 год

Интермедия

Иван Иванович и Иван Никифорович ходят по кладбищу с планом и списками в руках. Они заглядывают в бумаги и время от времени, остановившись перед какой-нибудь безымянной могилой, кричат: “Вы реабилитированы! Вы реабилитированы!” Утомились, присели.

И.И.: И отчего это проклятые империалисты говорят, что нет у нас свободы? Вы только подумайте – ведь теперь даже истреблять нас без всякой причины признано нецелесообразным. Сначала докажи вину, а потом и истребляй… Даже врагов народа – и тех простили…

И.Н.: А всё от того они злобствуют, что видят: всё, что мы ни делаем, на пользу нам идёт. Потому как время работает на нас. Истребляли мы врагов народа – социализм укреплялся, прощаем мы врагов народа – социализм ещё больше укрепляется… Как же им не злобствовать… (подходят к очередной могиле и кричат:”Вы реабилитированы! Вы реабилитированы!” Неожиданно могила открывается и из неё выскакивает Сергей Семёнович Безумный)

Безумный: Ну, братцы, спасибо!

И.И. и И.И.: Сергей Семёнович!? Тебя же в тридцать девятом шлёпнули!

Безумный: Ха-ха! Да я, как вели меня расстреливать, взял и притворился мёртвым – сердечный, мол, приступ. Ну, так меня и закопали. Вот сижу я и слушаю, не выйдет ли какой перемены – ан вот она! Ха-ха-ха!

Картина 1.

Казахстан, целина.

Степан Федчук: Да, вот это так целина!… Хоть три года скачи – ни до какого государства не доскачешь…

Пётр Крамаров: Хоть три года паши – ничего не получишь.

Степан: Ты что, не веришь, что мы её распашем и будем хлеб растить? Зачем же тогда ехал? Здесь тебе не Комсомольск-на-Амуре: не нравится – езжай в другое место.

Пётр: Да мне чего? Назначили добровольцем – я и поехал. Не всё ли равно, где землю топтать…

Светлана Федчук: Говорят, морозы тут зимой – ой-ой! И ветры, бураны называются…

Степан: Проживём. Давай палатку ставить.

Пётр (идёт в степь): Да, и впрямь странно. Отчего я на своей родной земле чувствую себя так, словно на барщине? Эта степь, положим, и не совсем мне родная, но кто же из наших больше одного поколения на одном месте прожил? Родители в одном месте живут, сыновья в другом, внуки в третьем… Но разве это не моя Родина? Разве я не хочу жить так, как везде люди живут? Разве я не хочу приложить свои руки к тому, чтобы такую жизнь построить? Или страх проклятый мне мешает? Так ведь велено никого не бояться… Велено… А народ привык только палки слушаться, ну, и не делает ничего без окрика. Я говорю – надо масло в двигателе заменить, а мне в ответ – да что тебе трактор! Он ведь казённый! Сломается – другой выдадут, простоишь – всё равно на работе. Словно ничего у людей своего нет, а всё украденное где-то – так промотай его скорее, пока и у тебя не отняли. Живём, как на вокзале, словно сейчас побежим куда глаза глядят… Сколько раз можно начинать жить заново: чёрт возьми, знаете, ошибочка вышла, надо было правее взять… Давай сначала!.. А жить всё-таки надо. Погодите, дайте срок, и мы устроимся в этой жизни так, что и пересоздавать ничего не надо будет…

Интермедия

Хрущёв (про себя): Как создать у людей иллюзию того, что они работают на себя, в то время как они работают на нас? Это основная проблема идеологической и воспитательной работы на современном этапе. Очевидно, что этого нельзя достичь, не создавая иллюзии свободы… (за окнами хор молодых строителей светлого будущего поёт на мотив замечательной детской песенки о голубом вагоне):

Медленно ракеты уплывают вдаль,

Встречи с ними ты уже не жди.

И хотя Америку немного жаль,

Лучшее, конечно, впереди!

Припев:

Скатертью, скатертью газ фосген стелется

И забирается под противогаз.

Каждому, каждому в лучшее верится,

Падает, падает ядерный фугас.

Может, мы обидели кого-то зря,

Сбросив восемнадцать мегатонн,

Но уже горит и плавится земля

Там, где был Пекин и Вашингтон.

и так далее.

Картина 2.

Байконур. Кабинет Королёва. Ночь на 14 октября 1957 года.

Королёв: К этому дню я шёл всю жизнь. Знаю, потомки обо мне скажут: он создавал ракеты для ядерных боеприпасов. Да! Жуткая диалектика нашего времени: выход человечества в космос сопровождается созданием самого катастрофического оружия в истории. Кому, как не мне, знать, какая разрушительная сила скрыта в этих чудовищах со звонким и бесстрастным названием “межконтинентальные баллистические ракеты”? И скольких я встречал людей, которым нужно было оружие и только оружие! “Вы говорите, погибнет сто миллионов? – но всё равно ещё много останется!” Сколько выслушал вопросов типа: “Да зачем вам космос? Зачем рисковать всем, чего достигли в жизни?” Глупые, точнее, недальновидные, не понимают, что космос – не личная моя забава, что с нашего спутника я вижу всю Землю целиком, все её проблемы во взаимосвязи, а они спрашивают: “Можно ли с вашего спутника увидеть, где что плохо лежит?” Космос должен послужить объединению людей; нельзя допустить, чтобы он был только ареной войны… Поселите двух людей в коммунальной квартире – если у них нет дела, ради которого они живут, нет общих интересов, они неизбежно перегрызутся насмерть. Активность человека – дело совершенно естественное, поэтому нужно постоянно следить за собой, чтобы активность наша направлена была на большие и светлые цели, а не на усчитывание крох. Сейчас народы земного шара подобны людям, которые не знают, чем им заняться. Им не хватает сознания себя как частицы более общего целого – человечества. Они не могут взглянуть на себя со стороны, с общечеловеческих позиций, и это стимулирует развитие национализма, расизма, пренебрежения к другим народам, помогает развязывать войны. Выход в космос – один из кирпичей в здании общечеловеческого мировоззрения, с позиций которого все жизненные мелочи будут видны как действительные мелочи, перестанут заслонять реальные тяжёлые проблемы, угрожающие всему человечеству. Вот ради чего я боролся за космическую программу. Вот ради чего я шёл на тысячи компромиссов и даже прямых отступлений, которые иначе как подлыми и назвать нельзя… Вот какую замечательную философию я подвёл для их оправдания! Любо-дорого поглядеть! первой же реакцией на завтрашний старт будет “ура! чувство законной гордости… мы, мол, советские люди, нам всё нипочём… это сделали мы и поэтому мы лучше всех…” Космос – величайший двигатель объединения человечества?..

Интермедия

Иван Иванович: Иван Никифорович, включайте скорее радио, наши спутник запустили!

Иван Никифорович: А что такое спутник?

И.И.: Да штука такая, вокруг Земли летает.

И.Н.: Вот видите, Иван Иванович, я всегда говорил, что наша наука – самая передовая в мире. Стоило только приказать учёным – они вмиг спутник соорудили.

Действие 2. 1968 год

Интермедия

Иван Иванович: Нет, вы посмотрите только, что у них там делается!

Иван Никифорович: И чего только наши смотрят!

И.И.: Нельзя же так!

И.Н.: Ни в коем случае нельзя!

И.И.: Я думаю, это всё от того, что страна у них маленькая,отдалённых мест совсем нет.

И.Н.: Так ведь у нас в Сибири сколько угодно места! На всю Европу хватит!

И.И.: Да, если бы в своё время этого Дубчека отправили в Магадан, то ничего бы этого не было!

И.Н.: Ну нельзя же так…

И.И.: Да отчего же нельзя?

Картина 3.

Квартира Валентины Ивановны Сергиенко.

Валя (одна): Вот и можно сказать себе – жизнь прошла. Сын вырос, вот в армию пойдёт, человек самостоятельный – помирать можно. Да и была она-то, жизнь? Семьи своей у меня не было – война отняла. Толстой писал, семья – главное в жизни женщины… Работа, мои переводе с русского на английский и обратно – рутина, скука, однообразие… Удовольствия мне не доставляет… Шикарное провождение времени меня отвращает ещё больше… Время моё проходило в заботах о сегодняшнем дне: что будем есть, где молока для Валеры купить, зимнюю обувь в починку сдать… Есть философия, которая утверждает, что счастья могут достичь лишь избранные, остальные обязаны довольствоваться жизнью серой, как моя… многие привыкают и находят счастье в том, что на праздник купили лишний килограмм мяса, а я продолжаю это считать естественным, радости не нахожу и тихо тоскую… (звонок в дверь. Входит Наталья Корчагина, уже старушка и давно вдова)

Корчагина: Добрый день… Так я умаялась, зашла вот к вам передохнуть.

Валя: Ну, так давайте обедать, а то моих ребят что-то нет.

Валя: Вот, хоть Наталья Владимировна, – что я о ней знаю? Приживалка, побирушка, домашняя нищая… А ведь и она когда-то была молода, мечтала о счастье, надеялась на его возможность. Чем я от неё отличаюсь? Она живёт в мире со своей жизнью, воспоминания давно перегорели и не побуждают более к действиям, на новые побуждения – сил нет… Живёт сегодняшним днём. А я?.. Я тоже… Но не так… Вот словами не выразишь… Есть ли люди, которые живут не одним сегодняшним днём?… Корчагина: Вчера огород поливала, двадцать вёдер воды под капусту вылила, надо бы ещё столько же, да сил нет… Хотите, я вам своей капусты принесу?.. Да вот и картошка на базаре на рубль три, привозная, своей нет, не уродилась… Говорят, в магазин должны привезти карточку, вы будете покупать?… Бутылок у вас много набралось, давайте я помогу вам сдать…

Валя: Если вы их сдавать собираетесь, то возьмите просто себе… (Корчагина прощается и уходит. Приходит Валера, сын В.И.Сергиенко, и его невеста Света).

Валера: Мам, а мы со Светой… Можно?

Валя: Во чудик, конечно, можно. Проходите, устраивайтесь. Есть хотите?

Валера: Не, мам, потом… Знаешь, мы со Светой думали… Короче, мы хотим пожениться.

Валя: Дай бог… Дай бог вам счастья, деточки… Валера, так тебе ведь в армию в мае идти?

Валера: Само собой. “Отслужу, как надо, и вернусь”, а потом и поженимся… (Валера разговаривает со Светой).

Валя: Миллионы людей до них произносили это слово – “люблю”, но разве оно от этого стало хуже? миллионы людей переживали ликование и горечь любви, но разве от этого обесцвечивается новое чувство? Дело ведь не в повторении, а в личном опыте… Миллионы надежд разбиты ударами судьбы, но разве от этого исчезла надежда?

Интермедия

Иван Иванович: Ну, Иван Никифорович, теперь слава богу! Теперь наши в Праге быстро порядок навезут!

Иван Никифорович: Да, “земля наша велика и обильна, да порядку в ней нет”… Хе-хе-хе…

Картина 4.

Квартира В.И.Сергиенко.

Света (заходит): Валентина Ивановна, скажите, от Валеры ничего нет? А то мне уже третью неделю не пишет…

Валя (твёрдо): Есть. (подвигает ей лист)

Света (читает): “Извещаю… ваш сын… геройской смертью… особо важного задания… замполит части… майор…” (осознаёт) Господи, что же это? Валентина Ивановна, ну за что? За что?

Валя: Светочка, едят ведь не “за что”, а потому что есть хочется…

Действие 3. 1982 год

Интермедия

Иван Никифорович: Иван Иванович, идёмте скорее! Опоздаем!

Иван Иванович: Погодите, Иван Никифорович. Дайте хоть поесть по-человечески.

И.Н.: Некогда нам, Иван Иванович, есть по-человечески, да и нечего. Идёмте скорее!

И.И.: Куда ж идти?

И.Н: А вот я план нашего пути взял, смотрите.

И.И. (читает): “Наша цель – коммунизм”.

И.Н: Вот видите! Значит – всё равно, куда идти! Побежали!

Картина 5.

Заводская контора.

Сменный инженер Перерепенко: Куда тут план выполнять! От шестого цеха заготовок по полгода не допросишься, снабженцы вместо сырья – обещаниями кормят!

Начальник цеха Довгочхун: Да, положение тяжёлое… А как во втором квартале прошлого года было… (листает бумаги) …Ага, 101.5 %. Ну ладно, напишем, что не 105 %, а только 103… И то боюсь – крику не оберёшься…

Интермедия

Деканат в вузе.

Доцент Довгочхун: Вот эти 18 студентов – законченные “хвостуны”. Половину из них я бы вообще выгнал – они только развращают остальных.

Декан факультета Перерепенко: Да что вы! Упаси бог! Да у нас к следующему году и троек не должно быть! Вы уж поставьте им как-нибудь тройки, а то 84 % успеваемости мы не дадим… Нагоняй будет!

Картина 6.

Стройка.

Прораб Перерепенко: Куда тут, мать, сдать к 15-му числу! Стройматериалов не везут, из чего стены прикажете класть?

Начальник СУ Довгочхун: Так ведь завезли в прошлом месяце 30 тонн цемента? Где он?

Перерепенко: Та хто ж его знает? Частью от дождя камнем взялся, частью разворовали, должно быть…

Довгочхун: Ну, этот не пропал, хе-хе-хе… Ладно, напишем, что выполнили только на 108 %, в следующем месяце догоним.

Перерепенко: Та где ж нам догнать!

Довгочхун: Ну, там как-нибудь отбрешемся. А напишем всё как есть – на партбюро потянут. Весело?

Интермедия

Двое научных сотрудников складывают капусту в бурт.

Доктор наук Довгочхун: Слушайте, а надо обрывать эти периферийные листья перед укладкой или не надо?

Кандидат наук Перерепенко: Да какая разница! Обрывай, не обрывай – всё равно она сгниёт!

Картина 7.

Правление колхоза.

Главный бухгалтер Перерепенко: Как мы в этом году план выполним – ума не приложу! Должны продать государству 500 тонн картошки, а у нас в наличии всего-навсего 135 тонн. Крику будет!

Председатель колхоза Довгочхун: Зачем? Мы и без крика план выполним. Вы послушайте: мы эту картошку не в заготконтору сдадим, а на крахмальный завод – это ведь всё равно? И мы план продажи выполним, и они – план закупок, ко всеобщему удовольствию.

Перерепенко: Да, но ведь картошки от этого не прибавится?

Довгочхун: Это как посмотреть. Бумагу мы с них возьмём, что сдали все 500 тонн, и деньги получили; отчитаемся перед райуправлением – понимаете! Отчитаемся! Ну, тонн 30 – 40 перевезём, а второго января – как проспятся – они нам бумагу шлют: где остальная картошка? А мы им в ответ: нету, мол, у нас – по объективным причинам – и деньги им вернём, и штраф заплатим, Мы ведь в накладе не останемся?

Перерепенко: Как же можно! Иметь 100 тонн картошки – совершенно посторонней притом, так сказать, несуществующей – да по нынешним временам… А выйдет?

Довгочхун: Сколько лет выходило, а теперь не выйдет?

Перерепенко: Ну, а почему бы нам в таком случае и не перевыполнить план?

Довгочхун: Да знаете, это уж чересчур…

Перерепенко: Так не для себя же стараемся – для людей!

Интермедия

Научно-исследовательский институт доносоведения и клеветологии.

Старший научный сотрудник Довгочхун: …Но если эта программа исследований не будет обеспечена приборами, мы ничего сделать не сможем. Чем мы будем отчитываться?

Директор института Перерепенко: Ну вы уж как-нибудь постарайтесь. С приборами-то всякий дурак науку сумеет двинуть. А за отчёт вы не беспокойтесь. Сколько дали ваши внедрения в прошлом году?

Довгочхун: Да ничего они не дали! Приносила фабрика убыток в семьсот тысяч, теперь он уменьшился до ста тысяч…

Перерепенко: Вот видите, шестьсот тысяч рублей экономического эффекта! Отчитаемся!

Картина 8.

Заседание бюро райкома.

Референт Перерепенко: Итак, резюмирую: завод “Красная бездна” выполнил план квартала на 105 % вместо 115 по обязательствам, СУ-4 – на 108 % вместо 120; НИИ вместо обещанных трёх миллионов эффекта дал только полтора; средняя успеваемость в вузе – только 82 % вместо общереспубликанского показателя 84 %. Я считаю, что так дальше продолжаться не может. Нужно коренным образом улучшить работу.

1-й секретарь райкома Довгочхун: Да, работу мы, конечно, улучшим, но пока давайте напишем, что…

Действие 4. 19?? год

На возвышении стоит Хлестаков, освещаемый блеском молний и салютов. Перед ним – лучшие люди: полицейские, солдаты, старшие дворники. Вверху лозунг: ”Мы придём к победе…”

Хлестаков: Товарищи! За истёкшие пять лет (бурные аплодисменты) наша страна (аплодисменты, переходящие в овацию) сделала (все встают) значительный шаг (все снимают шапки, хотя и без того сидели с непокрытыми головами) ВПЕРЁД! (общий гвалт. Слышны крики “Ура!”, “Слава!” мнимые шапки мелькают в воздухе и полностью засыпают мнимых врагов; на авансцену из толпы выбирается бурая свинья).

Бурая свинья: Где бы мне устроиться половчее, чтобы только протяни рыло – и чавкай без заботушки?.. Ба, да тут никак… Вот так место! Это ведь именно то, что мне требуется! Веселись, народ – я до кормушки добралась! (конец)

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2018 Н.И.Жарких

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 1569

Модифицировано : 1.09.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.