Логотип персонального сайта Н.И.Жарких
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
История / Монографии / Обычай пострижения правителя в монахи / Источниковедение / Филиация летописей

Обычай пострижения правителя в монахи

Источниковедение

Филиация летописей

Николай Жарких

Последовательность летописей

В ходе чтения 43-х томов «Полного собрания русских летописей», конечно, возник вопрос, как систематизировать этот материал. Для изучения происхождения (филиации) летописей мы введем следующие термины:

- конечная дата (год) – последний год, события которого освещены в летописи. Этот показатель является объективным (не зависит от представлений исследователей о происхождении летописи) и практически важным, поскольку показывает, какой период освещен. Поэтому он положен в основу классификации.

- дата (год) написания – дата завершения работы над летописным текстом. В большинстве случаев мы не имеем объективных данных для нее, но ясно, что она не может быть более ранней, чем конечная дата и более поздней, чем дата списка.

- дата списка (рукописи) – дата, когда был изготовлен конкретный список летописи. Подавляющее большинство списков датируется на основании водяных знаков на бумаге и особенностей письма (филигранологии и палеография, как говорят ученые), в редких случаях – на основании конечных записей или упоминаний в тексте.

- авторитетный период – период времени, для которого летопись содержит авторитетные данные, может выступать как первоисточник. Ясно, что наиболее авторитетными являются записи последних десятилетий перед конечной датой, для которых можно надеяться – летописец был современником описываемых событий. Также ясно, что для древних времен (удаленных на 100 и более лет от конечной даты) летописец не мог быть авторитетным свидетелем и черпал свои сведения из предыдущих летописей. Но объективно установить границу авторитетности не всегда возможно, поэтому в большинстве случаев мы формально считаем авторитетным периодом последние 30 лет перед конечной датой – период (возможно) личных наблюдений летописца. Вместе с тем для ранних летописей мы не имеем другого выхода, как считать авторитетным периодом все время, прошедшее от предыдущего летописи.

- период уникальных известий – период времени, для которого летопись содержит уникальные известия, впервые введенные в летописание. «Уникальной записью» в данном случае я называю запись, которой не было в предыдущих летописях – источниках данной летописи. Следующие летописи могут тиражировать эту запись, и в них она уже не рассматривается как уникальная, но как заимствованная из раннего источника. Следует понимать, что этот период может быть как шире, так и уже авторитетного периода; так, НикЛ содержит немало экстраваганций (первоисточниковых сообщений) за 10 – 14 в., но она для этого периода не является авторитетной, поэтому эти избыточные записи следует считать выдумками автора НикЛ.

Введя эти определения, мы легко можем дать определение первоисточниковых записей – это уникальные записи из авторитетного периода. И только. Соответственно период, охваченный этими известиями, можно называть первоисточниковым периодом для данного источника.

В рамках данной статьи мы будем определять периоды уникальных и первоисточниковых записей упрощенно – не по всему массиву записей (как положено было бы), а только по сделанным нами выписками. Но и так приближенно определенные периоды дают представление – к каким летописям надо обращаться за достоверной информацией.

Хронология уникальных известий использованных летописей

Хронология уникальных известий использованных летописей

Итоги наших наблюдений над уникальными записями представлены в виде диаграммы. Из нее хорошо видно, что основной массив записей дублируется из одной летописи в другую без особых изменений; информационный потенциал этих дублированных записей очень низкий.

В целом все рассмотренные летописи можно разделить на три хронологических слоя:

1, период местного разнообразия – до 1418 г., который заканчивается с появлением Софийской 1-й летописи старшего извода;

2, период московского единомыслия (1481 – 1570 годы), четко отделенный от предыдущего лакуной в 60 лет, «заполненной» только новгородскими летописями;

3, период пагубного безначалия (кон. 16 – 17 в.), когда созданная на предыдущем этапе система государственного летописания, которая обеспечивала единомыслие, была разрушена, и летописанием снова начали заниматься частные лица.

Зависимость летописей

Древнерусские и поздние великорусские летописи 11 – 16 вв. имеют чрезвычайно большое дублирование известий, что дает надежду установить – какая ранняя летопись была источником для более поздних. Над этой задачей работало немало исследователей начиная от А. А. Шахматова, в результате чего образовалась целая библиотека и отдельная отрасль исторической науки – летописеведение (неизвестная в других странах).

Определенным итогом этой работы стала статья Я. С. Лурье [, включенных в состав Словаря книжников и книжности Древней Руси. – Труды отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ), 1985 г., т. 40, с. 190 – 205].

Стемм летописей из статьи Я. С. Лурье (1985)

Стемм летописей из статьи Я. С. Лурье (1985)

Отдавая полную дань уважения автору стеммы, который отразил на ней очень большое количество наблюдений над текстами, следует все же указать на определенные ее недостатки. Первый – это перегруженность стеммы связями в стиле «все связано со всем». По моему мнению, эти связи между текстами требуют определенного ранжирования (более существенные и важные – меньше важны) и соответствующей фильтрации важных для включения в стемму.

Второй недостаток заключается во включении в стемму гипотетически реконструированных источников на равных правах с реально сохранившимся спискам.

Третий недостаток – вера в существование «свода 1448 г.» (буква М на стемме) и путаница в соотношении летописей, которые (якобы) происходят от него. Я. С. Лурье – при всех оговорках и возражения против этой гипотезы – до конца остался её сторонником [ – ТОДРЛ, 1969 г., т. 24, с. 142 – 146; . – ТОДРЛ, 1977 г., т. 32, с. 199 – 205].

Этот последний недостаток исправлен в неоднократно упоминавшейся книге А. Г. Боброва [Новгородские летописи 15 века. – СПб.: Д. Буланин, 2001 г.].

Упрощенная стемма использованных летописей

Упрощенная стемма использованных летописей

Разработанная мною стемма предельно упрощена и ориентирована не на потребности летописеведения, а на внешнее потребление – теми, кто только использует данные из летописей.

Эта стемма не содержит гипотетических протографов, а только реально существующие тексты. Рассматривая ее, легко можно увидеть два узловых момента: это свод 1304 г. (отмеченный только развилкой) и Софийская 1-й летопись старшего извода, от которой, в общих чертах говоря, происходят все последующие летописи.

Московское летописание конца 15 – 1 пол. 16 в. на стемме разделено на три волны или поколения, разграниченные хронологически. К первому поколению относятся ТипЛ, МС1492, МС1493, Сим2Л, МС1495, Л72Я старшего извода. Все они написаны до 1500 года. Ко второму поколению летописей (написанных в 1501 – 1520 годах) принадлежат С3Л, С2Л, Л72Я младшего извода, ИфЛ, НикЛ старшего извода. К третьему поколению летописей (написанных в 1530 – 1558 годах) принадлежат ВПЛ, Хронограф, ЛНЦ, ВЛ и НикЛ младшего извода.

Кругозор летописей этого времени кардинально сужается по сравнению с предыдущими летописями. Летописцы интересуются исключительно Москвой, известия о других территориях встречаются очень редко. И в Москве летопись интересуется исключительно Кремлем (городом, как тогда говорили); а в Кремле – исключительно царским двором; а во дворе – только особой царя. Все, что не касается непосредственно царя, мало интересует летописца и записывается только случайно.

Внутри одного поколения все летописи сходны между собой как солдатские сапоги. Своеобразный скелет, образованный записями о смерти князей, вообще может считаться идентичным для всех летописей одного поколения. Можно сказать, что московское летописание того времени уже созрело для печатания летописей, но из-за вековечной технической отсталости Московии это печатание началось только на 300 лет позже – во 2 пол. 18 в.

Установить, какая из этих летописей была для какой источником – задача не простая, но, к счастью, это не имеет большого практического значения. Для практического использования записи достаточно убедиться, что она присутствует в базовых летописях (МС1492 – Л72Я – ВЛ).

Приемы обработки записей о смерти князей

Рассмотренный нами массив записей о смерти князей позволяет выделить следующие приемы летописной работы:

1, запись копируется из предыдущей летописи без каких-либо изменений;

2, запись копируется с сокращением (при этом часто выпадают сообщения о пострижении);

3, запись удаляется полностью и не переносится в следующую летопись;

4, к исходной записи добавляются благочестивые эпитеты и риторические вставки; эти изменения легко обнаруживаются по сравнению с предыдущими летописями.

Случаев, когда позднее летопись содержал бы более подробную информацию о событии, чем ранняя, наиболее авторитетная, очень мало, поэтому в целом следует считать, что наиболее авторитетной является тот летопись, в котором данная запись появилась впервые.

Перечисленными приемами пользовались все летописцы, кроме автора Ник1Л (Никоновской летописи в части до 1428 г.). Этот автор постоянно применял перефразирование исходной записи, синонимическую замену отдельных слов, перестановку фрагментов. К именам князей он любил добавлять генеалогические справки, нередко длинные; к этим именам часто добавлял титул «великий», даже там, где достоверно известно, что данный князь при жизни «великим» не титуловался. Кроме того, летописец очень широко пользовался благочестивыми эпитетами и риторическими вставками, пример чему уже был приведен.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2018 Н.И.Жарких

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 277

Модифицировано : 1.09.2016

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.